Такое решение сегодня приняла судебная коллегия Приморского суда под руководством судьи Виктора Иванова. Коллегия частично удовлетворила ходатайство матери убитой девочки – Екатерины Моисеенко, которая просила проводить заседания без присутствия общественности и СМИ в связи с тем, что могут быть обнародованы подробности изнасилования и убийства ее 8-летней дочери Ангелины.

Прокурор Светлана Кологрева (слева) и потерпевшая Екатерина Моисеенко

Прокурор Светлана Кологрева полностью поддержала ходатайство. Защитник обвиняемого Михаила Чеботаря Андрей Лещенко возражал, мотивируя свое несогласие общественным интересом к этому процессу и его резонансом, а также наличием фактов, указывающих на невиновность его подзащитного.

По решению суда допросы свидетелей будут проходить в открытом режиме, засекретят только те заседания, на которых будут зачитывать документы, в частности, выводы судебно-медицинской экспертизы, протоколы осмотра места происшествия и т.д.

На заседании присутствовал отчим ребенка Александр Матяш. Именно этот человек, как полагает защита, может быть причастен к преступлению. Свидетель дал показания о событиях вечера и ночи 26-27 августа 2016 г. После рабочего дня, с 18 часов, с приятелями, среди которых был и Михаил Чеботарь, выпивал в баре «Фортуна». Около 22.00 купили еще пива и водки и все вместе отправились домой к его брату Ефиму Матяшу праздновать день рождения его девушки. Праздновали (пили пиво и водку) до полуночи, Матяш пил водку, Чеботарь отказался и пил только пиво. Затем опять вернулись в бар. По дороге Александр Матяш зашел домой проверить, чем заняты дети. Это было в 1 – 1.15 ночи. Убедился, что Ангелина и ее младший брат спят, вышел. Ангелина спала на их с женой кровати. Позвонил жене, сказал, что дома все нормально.

Михаил Чеботарь в дом не заходил, ждал его на улице. Оба вернулись в бар, где Матяш находился до трех часов ночи, потом вернулся домой и вырубился, потому что был очень пьян. Ангелины на их кровати уже не было. “Я не проверял, где она была, может, ушла в другую комнату”. Наутро односельчане обнаружили тело ребенка на меже между их огородом и соседским. На кровати Ангелины находилась кепка Михаила Чеботаря, которой вечером там не было. Утром, по словам Матяша, он видел, как полицейские вошли в дом с собакой, дали ей понюхать кепку и отправились в дом к Чеботарю.

Адвокат защиты очень подробно расспрашивал свидетеля о том, сколько времени понадобилось ему и Чеботарю на дорогу от дома брата до дома Моисеенко. Согласно выводам судмедэкспрета, смерть Ангелины Моисеенко произошла в промежуток времени между 23.30 и 01.30. В это время, по словам Матяша, он шел вместе с Чеботарем к дому Моисеенко, а потом в бар.

На вопрос адвоката Лещенко, согласен ли он добровольно пройти тест на ДНК, ответил утвердительно. Как и на другой вопрос –  наказывал ли он падчерицу. “Да, шлепал, если были жалобы со стороны учителей”, – ответил свидетель. – “Но не сильно, с ладони”.

Как выяснилось из ответов свидетеля, в этой семье за год до трагедии умерла годовалая девочка – общий Александра Матяша и Екатерины Моисеенко ребенок. Как пояснил свидетель, дочка умерла от того, что врачи неправильно назначили лечение.

По словам Матяша, Михаил Чеботарь был частым гостем в доме, играл с детьми, они его не боялись.

Отчим Ангелины Александр Матяш

Напомним, что по утверждению адвоката Лещенко, в экспертном заключении о содержимом, извлеченном из-под ногтей убитой девочки, обнаружены два вида ДНК: самой жертвы и другого лица. Второе ДНК, как полагает эксперт, не принадлежит Чеботарю. Кроме того, время смерти девочки совпадает с временем, когда обвиняемый Чеботарь находился в баре «Фортуна» в присутствии нескольких свидетелей.

Дальнейший допрос свидетелей – жителей села Лощиновка – по просьбе стороны обвинения будет проходить в режиме видеоконференции. Непосредственно в зал заседаний вызовут только очевидцев событий той ночи, которые выпивали вместе с Матяшем и Чеботарем.

Также в ходе судебного процесса была продолжена на два месяца мера пресечения для Чеботаря в виде содержания под стражей. Адвокат Лещенко возражал: несмотря на ухвалу суда, администрация СИЗО не организовала обследование обвиняемого, который переболел туберкулезом и нуждается в продолжении лечения в независимом лечебном учреждении. Председатель коллегии судья Иванов огласил ответ на запрос суда из СИЗО: у Чеботаря есть признаки остаточных изменений от туберкулеза, но с жалобами в медчасть он не обращался. Однако на последних судебных заседаниях внешне Чеботарь выглядит очень плохо, он похудел, кожа лица – бледно-желтая. Адвокат Лещенко заявил судьям, что у его подзащитного в СИЗО постоянно держится повышенная температура. Судьи это заявление проигнорировали, хотя адвокат настаивал на вынесении повторной ухвалы об обследовании и лечении Чеботаря вне стен пенитенциарного учреждения.

Михаил Чеботарь (справа) с переводчиком

Напомним, что убийство ребенка в с. Лощиновка стало спусковым крючком для погромов домов, в которых проживали ромские семьи, и изгнанию ромской общины из села. Поэтому, кроме дела Чеботаря, есть еще несколько дел, связанных с событиями в Лощиновке 26-28 августа 2016 г. В частности, в Одесском окружном административном суде слушается иск семерых представителей ромской общины села к Главному управлению Нацполиции в Одесской области и голове Лощиновского сельского совета Виктору Паскалову.

Кроме того, адвокаты пострадавших от погромов подали заявление с требованием возбудить уголовное дело против руководства Нацполиции, которое не обеспечило общественный порядок в селе. Прокуратура дважды закрывала дело, дважды суд отменял эти постановления.

Все статьи по теме – здесь.

Татьяна Герасимова.