После пожара в лагере «Виктория» следователи провели более десятка осмотров места происшествия, в которых принимали участие сотрудники разных подразделений Главного управления Нацполиции в Одесской области. В том числе – Анастасия Поздняк, на тот момент работавшая следователем Киевского райотдела полиции г. Одессы. 18  сентября 2017 г. она в составе следственно-оперативной группы проводила осмотр места, где стоял сгоревший корпус. Именно тогда, через три дня после пожара, на месте происшествия был найден, как говорится в протоколе, «нагревательный элемент бытового кипятильника в виде спирали. Рядом с кипятильником выявлен фрагмент медной электропроводки шнура питания электроприбора со следами, характерными для аварийного режима работы».

По инициативе стороны защиты потерпевших (детей, которые пострадали во время пожара) Подзняк вызвали и допросили во время заседания 16.10.2019 в Киевском суде по делу экс-директора лагеря Саркисяна и его заместителя Ланиной.

Так же, как и ее бывшая коллега – следователь Елена Михайлюкова – Поздняк не ответила на большинство вопросов, ссылаясь на память. Дескать, много дел вела одновременно, невозможно помнить все. Даже подписанный ею протокол, который по требованию адвоката Николая Стоянова судья вручил свидетелю, не смог оживить ее воспоминаний. На простейший вопрос, кто вел протокол, Поздняк улончиво ответила: «Да, почерк похож на мой. И подпись похожа на мою».

Защита уделила много внимания этому свидетелю потому, что именно во время осмотра места происшествия 18 сентября был найден кипятильник, который назван причиной пожара в заключении, подписанном в октябре 2017 г. начальником исследовательско-испытательной лаборатории Главного управления Госслужбы чрезвычайных ситуаций Украины в Одесской области А. Панкратовым. Эту версию не подтвердила экспертиза, проведенная специалистами Государственного научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра МВД Украины (заключение от 18.12.2017 г.).  Но версия кипятильника, якобы оставленного включенным без присмотра художественным руководителем ансамбля «Адель» Татьяной Егоровой, является спасительной для обвиняемого Саркисяна, позволяя нивелировать его обвинение по ч. 2 ст. 270 УК Украины (нарушение установленных законом требований пожарной безопасности, повлекшие гибель людей, материальный вред в особо крупных размерах или другие тяжкие последствия).

Напомню, что, по показаниям троих детей, живших в комнате №16, за час до пожара они забрали у Егоровой кипятильник, чтобы сделать чай вожатой Анне Черновой (по ее просьбе) и занесли его в остывшем состоянии в комнату Егоровой в отсутствие хозяйки за 15 минут до пожара. Сама Егорова в это время находилась на планерке в беседке недалеко от корпуса.

Напомню также, что на заседании 6 февраля 2019 г. вожатый лагеря Бекетов рассказал, как вместе с другим вожатым Червонюком  целенаправленно искал на пожарище кипятильник. Рассказывая о том, как именно проходили поиски кипятильника, Бекетов утверждал, что искать на пепелище он с Червонюком  отправился по просьбе неизвестного ему и неизвестно на каком основании находившегося в лагере МЧСника. Несмотря на ограждение места преступления предупреждающей лентой, они с Червонюком провели на пепелище несколько часов, просеивая пепел через сетку. Сам кипятильник нашла вожатая Адамская А. В., которая присоединилась к поиску позже. На момент поиска на территории лагеря отсутствовала какая-либо следственная группа, следователи приехали уже позже, после звонка в полицию о том, что был найден кипятильник. Особого интереса этим поискам добавляет тот факт, что сразу после нахождения кипятильника вожатые покинули место поисков, “чтобы не мешать”, дальнейшим заполнением протоколов об изъятии найденного кипятильника с места преступления занимался уже адвокат Куницкий – один из четырех адвокатов бывшего директора лагеря Саркисяна, видимо, совершенно случайно оказавшийся на территории лагеря именно в этот момент и, видимо, знающий все нюансы поисков лучше, чем непосредственные участники этих поисков.

Следователь Поздняк, видимо, и была участницей следственно-оперативной группы, которая запротоколировала «найденный» вожатыми кипятильник. Разумеется, и сами детали «поисков» в протокол осмотра также не попали. Спасительные провалы в памяти не позволили Поздняк вспомнить ни того, кто нашел кипятильник, ни того, кто помогал ей заполнять протокол. Не удалось ей вспомнить еще одно важное обстоятельство – на какой глубине находился «нагревательный элемент». Вспомнила только, что при осмотре присутствовала Ланина – как представитель владельца лагеря.  И моментально, в отличие от всего остального, свидетельница вдруг вспомнила, что за помощью в организации осмотра к Ланиной не обращалась.

Вообще выборочная амнезия – это отличительная черта всех, кто соприкасается с последствиями деятельности нынешней городской власти. Как известно, этим групповым заболеванием страдает большинство депутатов горсовета, которые не смогли на заседаниях в Малиновском суде вспомнить подробности покупки горсоветом здания завода «Краян». Инфекция перекинулась и на сотрудников правоохранительных органов, проводивших и ведущих расследование обстоятельств пожара, строительства лагеря в 2015 г. и последующей его эксплуатации. Версия «кипятильника Егоровой» может спасти также и их – от ответственности за преступную халатность при проведении расследований.

И, конечно, эта версия очень удобна тем, кто стоит за возможным поджогом лагеря. О такой версии все чаще говорят и потерпевшие, и некоторые СМИ.

Татьяна Герасимова.